На сайте ведутся работы, возможны временные перебои. Приносим извинения за возможные неудобства.

Видео-интервью руководителя Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору



Расшифровка видео-интервью руководителя Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору (Ростехнадзор) Алексея Алёшина

Непоседова Ю.П.: Добрый день. Сегодня мы собрались, чтобы руководитель Ростехнадзора Алексей Владиславович Алёшин ответил на ваши вопросы в виде видео-интервью. Напомню, что объявление об этой видеоконференции мы разместили на нашем сайте, и любой желающий мог прислать свои вопросы в течение двух недель. И сразу замечу, что время нашего эфира сегодня ограничено, на те вопросы, на которые мы не успеем ответить, мы обязательно ответим в письменной форме, которая предусмотрена законодательством Российской Федерации. Добрый день, Алексей Владиславович.

Алёшин А.В.: Добрый день.

Непоседова Ю.П.: К нам поступил вопрос: Вы уже полгода, почти полгода, возглавляете Ростехнадзор. Что намечено сделать в этом году?

Алёшин А.В.: Если быть до конца точным, 4,5 месяца в этой должности. В этом году перед нами стоит достаточно большая задача по реализации нормотворческой функции Ростехнадзора. В этом году у нас в полном объеме вступил новый закон о промышленной безопасности. Для того чтобы он заработал на 100%, нам необходимо принять все необходимые подзаконные акты. В прошлом году, когда этот вопрос обсуждался на научно-техническом совете Ростехнадзора с участием представителей бизнеса, с участием ученых в этой области, были приняты решения о том, что для реализации этого закона в первоочередном порядке необходимо принять 21 федеральную норму и правила. Все эти федеральные нормы и правила, которые были определены научно-техническим советом, в виде приказов Ростехнадзора они все утверждены. Из 21 документа 2 приказа находятся сейчас на регистрации в Минюсте. После регистрации мы весь наш план по первоочередным мерам выполним. Но жизнь не стоит на месте, и постоянно возникают различные вопросы в области промышленной безопасности, поэтому на этот год у нас в планах утвердить еще 11 федеральных норм и правил. И, таким образом, все новации, которые в этом федеральном законе существуют, они смогут быть реализованы на практике. Это что касается нормотворчества.

Если говорить о конкретных направлениях работы, то первое – с этого года Ростехнадзор не утверждает заключения промышленной безопасности. Мы их только регистрируем. Прошло уже 4 месяца, как такая система существует, и видно, что уровень этих экспертиз постепенно падает. Что происходит? Без нашего контроля в этой области на рынке появилось достаточно большое количество небольших посредников, которые выдают заключения промышленных экспертиз, практически не имея на то ни квалификации, ни ответственности. Поэтому когда крупные предприятия, которые хотят провести конкурс по выбору экспертной организации, объявляют этот конкурс, появляются эти небольшие компании, которые демпингуют, не имея в своем составе квалифицированных экспертов, не имея необходимого лабораторного оборудования, для того чтобы провести экспертизу необходимую. И, таким образом, само содержание этих экспертиз становится крайне низкого уровня. Поэтому здесь необходимо наводить порядок. В первую очередь, необходимо четко определить, кто такой эксперт в области промышленной безопасности. В соответствии с действующими нормативными актами экспертом в области промышленной безопасности должен быть человек, обладающий определенным набором профессиональных знаний, в том числе, аттестованный в установленном порядке. Этот порядок до сегодняшнего дня не установлен, мы планируем его установить. Надеюсь, после этого качество работы экспертов и экспертных организаций  значительно повысится.

Второе, на чем мы должны сосредоточиться в этом году, о чем мы говорили на коллегии, у нас каждый год принимается решение о том, что государственный аппарат должен сокращаться, в том числе сокращается и аппарат Ростехнадзора, сокращается и количество наших инспекторов. Вместе с тем, объектов, которые являются нашими поднадзорными, их меньше не становится. Для того чтобы обеспечить на высоком уровне надзор за этими объектами, чтобы промышленная безопасность не пострадала в результате административных мер, связанных с сокращениями, нам необходимо ввести новые способы осуществления этого надзора. Речь идет о том, что мы хотим внедрить так называемый дистанционный надзор с использованием различных технических средств. В настоящее время мы этот вопрос прорабатываем, прорабатываем и со специалистами, которые имеют опыт организации такого дистанционного надзора, прорабатываем с нашими поднадзорными организациями. Я думаю, что до конца этого года мы сформулируем требования, какие должны быть у этого инструмента. Это позволит нам в режиме реального времени осуществлять надзор за нашими опасными производственными объектами, что повысит не только нашу информированность о том, что там происходит, но и будет большим подспорьем и для самих наших поднадзорных, потому что наличие такого инструмента в значительной степени дисциплинирует, способствует тому, что с большей ответственностью будут относиться к соблюдению всех необходимых норм и правил. А соблюдение этих норм и правил – это не просто такое наше пожелание, все они, к сожалению, пишутся, если так можно говорить, «с кровью». После любой аварии, любого происшествия идет анализ, вносятся изменения в эти общепромышленные нормы и правила промышленной безопасности. Основная задача, которая стоит перед Ростехнадзором, - это обеспечение безопасного функционирования промышленности и, в конечном счете, сохранение жизни и здоровья людей. Мы именно на этом сосредоточимся и постараемся повысить нашу эффективность.

Непоседова Ю.П.: Второй вопрос: в настоящее время большое внимание в государстве уделяется вопросам борьбы с коррупцией, какие конкретные меры принимаются в Вашем ведомстве для решения этой проблемы?

Алёшин А.В.: Спасибо за хороший вопрос. Когда было принято решение о моем назначении на должность руководителя Ростехнадзора, еще перед тем, как я вышел на работу, я много внимания и времени провел за изучением общественного мнения, что такое Ростехнадзор, что о нем думают. До недавнего времени вопрос коррупции в Ростехнадзоре - это был достаточно острый вопрос, и этот негативный фон сопровождал деятельность Ростехнадзора. Когда я пришел сюда, я убедился, что за последнее время в Ростехнадзоре сделано огромное усилие, для того чтоб искоренить это явление. Все необходимые, предусмотренные действующим законодательством мероприятия, которые должны способствовать снижению уровня коррупции в нашем ведомстве, они осуществляются. Недавно вышел указ Президента, который четко прописал, какие мероприятия должны быть осуществлены во всех федеральных органах исполнительной власти в части борьбы с коррупцией. Весь комплекс мер, необходимые комиссии у нас существуют, которые смотрят за соблюдением требований к служебному поведению государственных служащих и урегулированием конфликтов интересов. Все мы, руководители и госслужащие, заполняем декларации о своих доходах. Эти декларации проверяются. Что касается работы непосредственно с инспекторами, потому что в большей степени они подвержены соблазну получить какие-то дополнительные средства, потому что они непосредственно выходят на предприятия, и руководители многих предприятий непосредственно с ними работают, то в отношении инспекторов у нас проводятся профилактические беседы, они знакомятся с действующим законодательством. Мы им постоянно рассказываем на негативных примерах о попавшихся на этом деле инспекторов, что может случиться. Но это, так сказать, формальная часть, которая, естественно, будет продолжаться.

С коррупцией формально бороться нельзя. Здесь нужны какие-то неформальные вещи. Одна из причин того, что в надзорных органах вообще и в Ростехнадзоре в частности существует такое явление, – это несоответствие тех прав и полномочий, которые имеются у сотрудников, с тем уровнем оплаты, который они получают. Здесь соблазн всегда существует и будет существовать, пока не выровняется этот дисбаланс, чтобы получить какие-то дополнительные средства. В этом году уже в мае по решению Правительства выделены дополнительные средства для поощрения наших сотрудников в территориальных органах. В центральном аппарате повышение заработной платы уже произошло, теперь будет в территориальных органах. Я думаю, что такой путь борьбы с коррупцией, он более эффективен, чем, скажем, путь по принуждению к соблюдению законодательства.

Ну и ко всему прочему, мы договорились вот еще о чем. Вообще коррупция – двустороннее, в общем-то, действо: с одной стороны тот, кто дает; с другой стороны тот, кто получает. Что касается того, кто получает, здесь у нас все хорошо налажено, работают правоохранительные органы, мы с ними работаем, людей наказывают. Кого-то сажают, кого-то мы увольняем, в отношении кого не смогли доказать вины, хотя знаем, что занимается противоправной деятельностью. Мы хотели бы еще заняться борьбой с коррупцией, ударив по второй составляющей - по тем, кто дает. Я могу заявить ответственно, что в случае, если мы будем выявлять факты коррупционных проявлений наших сотрудников, мы наших сотрудников будем сами наказывать. Что касается тех, кто дает, то на эти предприятия, которые будут пытаться коррумпировать наших сотрудников, мы при осуществлении нашей надзорной деятельности будем очень внимательно смотреть, что у них происходит, потому что любая попытка коррумпировать сотрудника Ростехнадзора, она связана с тем, что на предприятии существуют какие-то проблемы. Что-то они неправильно делают в области промышленной безопасности. Это для нас сигнал, поэтому тем, кто дает, сразу хочу заявить, что эти предприятия будут подвергаться более строгой проверке и вниманию со стороны службы.

Непоседова Ю.П.: Очень много вопросов касается Крыма. У нас появился новая территория – Крым, поэтому очень много вопросов, как будет проходить работа Ростехнадзора в Крымском федеральном округе?

Алёшин А.В.: В соответствие с распоряжением Правительства о территориальном расположении органов Ростехнадзора, нам разрешено создать территориальный орган в Крыму. Такой приказ был мной подписан, и формально мы начинаем формировать там территориальный орган. Но есть некоторая особенность, которая связана со следующим: по решению руководства страны в Крыму федеральные органы исполнительной власти часть своих полномочий будут передавать субъектам. Поэтому мы сейчас находимся в процессе с 2 субъектами: и с Севастополем, и с Крымом, - по тому, какие полномочия мы будем им передавать, а что будем осуществлять сами. Что касается Севастополя, здесь уже подписано соглашение, понятно, чем будет заниматься служба, чем будет заниматься Севастополь. С Крымом мы сейчас находимся в процессе переговоров и определяем, что они смогут делать, что мы будем делать. В любом случае, несмотря даже на то, что какие-то полномочия мы передадим местным органам, все, что связано с методическим сопровождением деятельности, все, что связано с оказанием помощи в становлении этих органов на местах, мы, конечно же, будем оказывать всестороннюю помощь. Что касается Крыма, сейчас эта работа в самом разгаре. Но мы не ждем, пока создадутся органы территориальные в Крыму, наши сотрудники выезжают в постоянные командировки, выезжают, в том числе, на конкретные объекты, мы смотрим, что у них есть, инвентаризируем все опасные объекты, для того чтоб быть готовыми к непосредственно мероприятиям по надзору за опасными объектами.

Непоседова Ю.П.: Остапенко Сергей Геннадьевич интересуется: «Имею большой опыт работы в гидроэнергетике (15 лет в должности руководителя гидроэлектростанции). Во время работы имел все необходимые аттестации и допуски. Имею представление обо всем объеме научно-технической документации и требований, предъявляемых к такого рода объектам. 43 года. Есть ли у меня перспективы по трудоустройству в Вашу организацию?

Алёшин А.В.: Не только перспективы. Я приглашаю Сергея Геннадьевича на работу в Ростехнадзор, потому что специалисты с таким опытом и в таком боевом возрасте нам нужны. Единственное, так как у нас государственная служба, есть нормативные акты, которые регулируют порядок зачисления на государственную службу. Необходимо пройти конкурс. Объявления о конкурсе, где они проводятся, в каких территориальных органах, в центральном аппарате, по каким должностям - Вы можете посмотреть в Интернете на нашем сайте. Все это там есть. Я приглашаю обратиться в Ростехнадзор Сергея Геннадьевича. Я думаю, что если человек с таким опытом, с такой должностью хочет прийти в Ростехнадзор, то мы внимательно отнесемся к его просьбе.

Непоседова Ю.П.: Еще очень много вопросов было задано о новом Федеральном законе «О промышленной безопасности опасных производственных объектов». Он был принят в прошлом году и начал действовать с января этого года. Ранее заявляли, что данный закон снизит нагрузку на бизнес. Можно ли говорить уже о каких-то итогах работы этого закона?

Алёшин А.В.: Закон в полной мере вступил в силу с 1 января этого года, поэтому пока в новых условиях и мы, и бизнес работаем 5 месяцев. Если говорить о финансовых результатах, то такой подсчет пока еще никто не делал. Предварительно, когда закон обсуждался и вводились новые институты (самое такое нововведение – это обоснование безопасности, институт обоснования безопасности), то предполагалось, но это была оценка бизнеса, что это позволит нам сэкономить порядка 1 трлн. рублей. Это достаточно серьезная сумма, которую можно было бы направить на инвестиции. Я еще раз повторю, что касается финансовых результатов, у нас такой информации нет. Это надо в первую очередь, конечно, у бизнеса спрашивать. Что касается реализации этого закона, в части обоснования безопасности, то у нас выпущена уже первая методика, она относится к нефтехимии, которая как раз прописывает все необходимые процедуры, правила, и как именно применять именно этот институт в этой области. Понятно, что на нефтехимии мы не остановимся. Сейчас готовится подобная аналогичная документация по металлургии, и пойдем по всем направлениям. Я думаю, что до конца года мы сможем как раз получить и практику применения подобного института, который раньше у нас не применялся, и к концу года сможем вместе с бизнесом посчитать, что мы все вместе получили от этого нововведения.

Непоседова Ю.П.: Также граждан очень интересует, существуют ли международные программы, в которых участвует Ростехнадзор или которые проходят при поддержке Ростехнадзора.

Алёшин А.В.: В настоящее время процентов, наверное, 90 международной деятельности Ростехнадзора связано с взаимодействием по вопросам ядерной и радиационной безопасности. Это взаимодействие с МАГАТЭ, в первую очередь, с агентством по ядерной энергии. Это связано с тем, что именно в регулировании вопросов острых, связанных с ядерной и радиационной безопасностью, международные организации работают уже достаточно давно, они имеют огромный авторитет и выработали довольно много различных нормативных документов, рекомендаций, и это общепринятые структуры, с которыми сотрудничают практически все страны, которые имеют отношение к ядерной энергии, радиационной безопасности. Сейчас практически в любой стране в той или иной области используются или ядерная энергия или, как минимум, радиационные вещества, во всяком случае, в медицине. Поэтому сотрудничество по этому направлению, оно традиционно очень обширно, оно традиционно очень интенсивно. У нас не проходит месяца, чтобы одна или две делегации наши не выезжали на различные форумы, которые проводят эти организации, поэтому в этом направлении сотрудничество развивается успешно. И за последние 2 месяца после известных политических событий, когда существуют попытки ограничить участие России в каких-то международных форумах, в части сотрудничества по линии ядерной и радиационной безопасности, как на многостороннем, так и на двустороннем уровне, никаких ограничений нет. Все страны, с которыми мы сотрудничали, в том числе те, которые сейчас налагают санкции на Российскую Федерацию: Соединенные Штаты, Англия, Франция, Германия, - они не прекращают сотрудничества: и к нам обращаются за различными вопросами, и приглашают наши делегации, и мы их принимаем. Поэтому в этом направлении международное сотрудничество развивается успешно и динамично.

Что касается сотрудничества по другим направлениям обеспечения промышленной безопасности, то здесь существует большое поле для маневров. Мы сейчас приняли целую программу по развитию нашего сотрудничества в первую очередь со странами СНГ конечно и со странами БРИКС. Направили письма с предложением установить такое сотрудничество с органами регулирования в этой области, аналогичными Ростехнадзору, и получили от всех этих стран положительный ответ. Все с удовольствием согласились начать этап сотрудничества, поэтому в ближайшее время, я думаю, по этому направлению в значительной степени наша активность возрастет. У нас есть что рассказать, есть чем поделиться, как мы осуществляем надзор в области промышленной безопасности. И нам интересен, конечно, опыт других стран, особенно высокоразвитых в плане промышленности, в первую очередь, в той части, о чем я говорил вначале, это организация дистанционного надзора. Там этот инструмент применяется весьма активно.

Непоседова Ю.П.: Спасибо. Следующий вопрос касается нефтепереработки. Как обстоят дела с модернизацией нефтеперерабатывающих заводов - будут ли готовы российские компании к переходу на евро-5 или хотя бы евро-4 к 2015 году?

Алёшин А.В.: Спасибо. Что касается модернизации нефтеперерабатывающих заводов, Ростехнадзором, Росстандартом и ФАС заключено 18 четырехсторонних соглашений с вертикально-интегрированными нефтяными компаниями и независимыми заводами, устанавливающими обязательства по модернизации нефтеперерабатывающих заводов, включающими строительство установок вторичной переработки и реализации на внутреннем рынке качественного моторного топлива.

В соответствии с этими четырехсторонними соглашениями предусмотрена модернизация  34 заводов, а именно реконструкция и строительство 126 установок вторичной переработки сырья, в том числе 43 установок гидроочистки  моторных топлив.

По каждому соглашению утвержден график, утверждены сроки строительства и ввода в эксплуатацию этих объектов. Если говорить в целом, то по большинству соглашений эти графики и сроки соблюдаются. Есть, конечно, объективные, иногда и субъективные обстоятельства, в результате которых эти сроки несколько сдвигаются. Но все эти сдвиги, они объяснимы. Мы, в соответствии с обращениями нефтеперерабатывающих заводов и интегрированных структур, вносим коррективы в эти четырехсторонние соглашения. Если говорить о сроках, когда мы перейдем на евро-4 и евро-5, то 15-й год как ориентир как был, так он и остается. И все-таки, это будет зависеть не только от готовности наших нефтеперерабатывающих заводов выпускать продукцию, но и от ряда других обстоятельств, которые лежат вне этих четырехсторонних соглашений.

Непоседова Ю.П.: Спасибо большое. К сожалению, время нашего общения ограничено. Надеюсь, что наши встречи будут продолжены в будущем. Желаю Вам всего хорошего. До свидания!